Новости

Выступления и интервью

Интервью

00:00 / 13.12.2011

"БУДУЩЕЕ - ЗА УКРУПНЕННЫМИ ОБЩИНАМИ", - заявил в интервью "ГА" вице-премьер, министр территориального управления АРМЕН ГЕВОРКЯН

- В ходе конференции, приуроченной к 15-летию института органов местного самоуправления, вы заявили, что система состоялась. Что вы подразумеваете под состоявшимися ОМС? Чего удалось достичь в сфере ОМС в период вашего руководства Министерством территориального управления и что еще предстоит сделать?
- Органы местного самоуправления - это живой организм, к которому мы проявляем определенное - положительное или отрицательное - отношение. Работой одних общин мы довольны, других - не очень. Но все они стабильны и жизнеспособны. Последнее проявляется в устоявшейся децентрализованной системе управления, в периодически проходящих выборах в органы местного самоуправления, в неукоснительном выполнении ими всех своих прямых и делегированных функций и полномочий, в их самостоятельности, которую, впрочем, они проявляют не в том объеме, в котором хотелось бы, но в рамках имеющихся у них финансово-экономических возможностей. Говоря о состоявшихся ОМС, я в первую очередь имел в виду совокупность этих факторов. Другое дело, что качество выполнения общинами своих функций оценивается по-разному и зачастую оставляет желать лучшего.

То, что удалось сосредоточить внимание местных органов на решении местных же проблем, пожалуй, можно отнести к числу самых больших достижений за последние три с половиной года. На первый взгляд - несложная задача. Ключом к ее решению являются финансовые ресурсы, которые приходится изыскивать путем усовершенствования налогового администрирования. В общинах отсутствовали нормальные базы данных налогоплательщиков, да и знаниями работники органов местного самоуправления, мягко говоря, не блистали. Но, самое главное, вопрос не был урегулирован законодательно. Получалось, что ОМС не наделены функцией сбора местных налогов, но при этом отвечают за выполнение своего бюджета. Весь комплекс этих вопросов мы постепенно решили. Теперь с каждым годом сумма местных налогов растет. К примеру, в 2010 году из своих собственных средств общины потратили на капитальные расходы 8,5 млрд драмов, что на 2,5-3 млрд больше, чем в 2009-м.

- А насколько принятый в ноябре парламентом Кодекс о недрах сможет способствовать повышению доходов бюджетов общин?
- Естественно, для общин это будет иметь существенное значение. Между тем, не дожидаясь, когда кодекс обретет законную силу, правительство в этом году приняло ряд решений, призванных увеличить бюджетные поступления в общинах, на территориях которых находятся карьеры и рудники. В частности, увеличения отчислений в бюджеты общин от недропользователей удалось достичь за счет изменения кадастровых зон. В результате, к примеру, одна из общин Арагацотна получит дополнительные 14-15 млн драмов, одна из общин Гегаркуника - дополнительные 40-50 млн драмов. Уже с будущего года все подобные вопросы будут регулироваться Кодексом о недрах, который приведет к увеличению поступлений в бюджеты общин, что в свою очередь позволит решать задачи на местах.

- В последние несколько лет очень много говорится об укрупнении общин. У данного начинания есть много сторонников и противников, идея интерпретируется по-разному. Что же на самом деле даст укрупнение общин, какие задачи оно решит и когда будет дан старт этому процессу?
- Работа эта, может, не видна, но она идет. Месяца полтора-два назад правительство одобрило концепцию укрупнения общин. Этому предшествовала кропотливая работа с местными и зарубежными специалистами, были рассмотрены варианты укрупнения общин на примере двух марзов - Сюника и Вайоц Дзора. Действительно, вопрос укрупнения общин интерпретируется по-разному, но все это оттого, что многие не представляют, о чем идет речь. Речь отнюдь не о переселении населения или объединении населенных пунктов, или исчезновении некоторых из них. Речь об объединении административных функций нескольких населенных пунктов. Наши исследования, разработанная нами система показывают, что консолидация административных ресурсов позволяет решать куда больше вопросов, чем сегодня это могут позволить себе разрозненные общины.

Допустим, на определенной территории имеется 9 общин, каждая со своими ОМС. Мы предлагаем объединить административный ресурс этих 9 населенных пунктов: избрать одного руководителя на эти 9 общин, один Совет старейшин, сформировать единый бюджет, который позволит каждый год решать серьезные задачи. Ведь на 9 отдельных маленьких бюджетов по 7-9 млн драмов каждый серьезных вопросов не решить, а вот на объединенные средства в 50-60 млн уже можно попытаться это сделать. Единый бюджет позволит органам местного самоуправления привлекать под него кредитные средства. Конечно, есть и государственная поддержка, но и этого может оказаться недостаточно для срочного решения актуальной задачи. Объединение позволит не только увеличить объем бюджета, но и привлечь дополнительные средства со стороны.

- На словах все очень убедительно. Но представьте: объединились, скажем, 4 села, выбрали руководителя своей укрупненной общины, который стал за счет объединенного бюджета решать проблемы своего села. Как быть в этом случае? Предвосхищая ваш ответ, замечу, что сельские советы старейшин сегодня смахивают на школьные попечительские советы, соглашаясь во всем с руководителем, не служат ему противовесом. Да и образовательного ценза никакого для членов советов старейшин закон не предусматривает...
- А может, сегодня система авагани не работает потому, что сама действующая система неверна. Если же будет конкуренция, если будет реальная возможность влиять на процессы, направлять определенные финансовые ресурсы на конкретные цели, тогда, может, Совет старейшин и заработает. Я не знаю другого способа, но уверен, не надо придумывать велосипед, тем более что он уже придуман. Точно не в Армении будет сформирована новая модель организации местного самоуправления. Эта модель уже есть и во всем мире эффективно работает. Европейские страны в течение последних десятилетий осуществляют укрупнение общин уже по второму кругу. Потому что в современном мире невозможно жить без консолидации ресурсов. У нас 915 общин - от общины с 28 жителями до более чем миллионного Еревана. Я думаю, что наша проблема заключается в том, что каждый человек должен понять, что в его жизни в результате укрупнения к худшему ничего не изменится, наоборот, изменения будут позитивными. Он увидит, что в итоге в его общине что-то с места сдвинулось, что член Совета старейшин, которого он выбрал, работает над решением проблем его села. Иначе можно говорить, что авагани у нас никогда не заработают, и ничего не предпринимать и жить 915 разрозненными общинами.

Все это продумано и отражено в концепции, очень много и плюсов, и минусов, и рисков, но когда-то надо начинать. Когда? Я думаю, что в ближайшие полтора-два года надо подготовить общественное мнение, провести обсуждения, понять, какой экономический ресурс мы можем мобилизовать под эту реформу. Я глубоко убежден, что государство должно помочь укрупненным общинам в решении злободневных проблем в плане социальной, производственной инфраструктур. Есть два пути. Первый: принимается политическое решение, законодательно оформляется - и вся страна включается в процесс укрупнения. Второй путь - поэтапный.

- Сторонником какого пути являетесь вы?
- Мы уже идем по поэтапному пути. Ведь уже два-три года, как работаем над этим: обсуждаем, пишем концепции, пересматриваем, запускаем пилотные программы в марзах. Вот Грузия, к примеру, пошла по первому пути, и никто не жалуется, что укрупнение привело к исчезновению какой-то деревни. Потому что на самом деле укрупнение общин, повторюсь, предполагает консолидацию финансово-экономического и административного ресурса и ничего более. Чем крупнее будут наши общины, тем сильнее они будут в экономическом плане и тем комфортнее будет жить в них.

- А поможет ли укрупнение общин решить проблемы сельских школ всего с одним-двумя учениками, для которых тем не менее нужно обеспечить всех учителей-предметников?
- Это взаимосвязано, но не обусловлено. Вся логика укрупнения исходит из принципа рационального распределения функций и размещения объектов. Когда будет вырисовываться та или иная модель укрупнения общины, тогда и надо будет понять, как следует рационально разместить в том числе и социальные объекты в этой общине. Возможно, в одном селе будет размещен детский сад, в другом - школа, нужно будет запустить курсирующий между этими пунктами транспорт... В любом случае, наше общество должно быть готово к решению всех этих, давно назревших вопросов, нельзя постоянно их откладывать.

- Будут ли какие-то количественные ограничения при объединении общин?
- Нет. Есть разные подходы. Один из них исходит из эффективной организации землепользования, обусловленной географическим местоположением. Допустим, несколько сел находятся в одном ущелье и у них общая одна дорога. Другой - из экономической эффективности. Сюда можно отнести вопрос городских и расположенных поблизости спутников - сельских общин. Часть из них сформирована как община искусственно, поскольку в свое время они были частью единого организма. К примеру, расположенные сегодня около Апарана сельские общины в советское время были районами города Апарана. Иными словами, в некоторых случаях есть даже исторический опыт ведения совместного хозяйства. Я отлично представляю, как много проблем будет субъективного характера. Ведь часть из 915 руководителей общин лишится своей должности, это уже может вызвать сопротивление. Кроме того, найдутся люди, имеющие влияние на местах, которые по-своему представляют, как должна быть сформирована община. Как бы то ни было, но будущее органов местного самоуправления не может быть эффективным без этой реформы.

- Какова политика, если таковая имеется, министерства в плане повышения доступности и качества предоставляемых на местах населению услуг? Известны ли приоритеты для каждого марза, общины в отдельности или приходится двигаться вперед, как говорится, на ощупь или полагаясь на интуицию?

- Все, о чем я говорил выше, в первую очередь направлено на повышение доступности и качества предоставляемых услуг. В этом году правительство приняло концепцию территориального развития, гвоздем которой является методика оценки всех осуществленных в марзах вложений. Это дает нам возможность понять, где мы отстаем, где - нет и в каком направлении следует двигаться. На основе этой методики только в этом году мы вычислили порядка 220 самых бедных общин, для которых правительство реализовало пакет мер. В частности, по программе кредитования фермеров в этих 220 общинах из 14-процентной кредитной ставки правительство субсидировало 6%, а в других - 4%.

Мы уже используем определенный инструментарий, который дает возможность не только понять, где у нас более напряженная ситуация, но и работать с этими общинами более целенаправленно. Да, у нас много проблемных общин, но по крайней мере мы о них знаем. Однако среди букета задач самой актуальной, на мой взгляд, является проблема водоснабжения. Питьевого. У нас сегодня более 500 общин, которые находятся вне зоны профессиональных операторов, а это означает, что средства от международных финансовых организаций по программам водоснабжения направляться туда не будут. Таково предусловие: деньги направлять в общины, где есть профессиональное управление. Мы пытаемся найти ресурсы для этих 500 общин, но понимаем, что сразу задачу решить невозможно.

- Понадобится еще 15 лет для этого?
- Если говорить о водоснабжении, то, думаю, 15 лет - это самый оптимистичный прогноз. Поясню: для того чтобы привести в нормальное состояние систему водоснабжения в селах, находящихся в ведении "Армводоканала", а это всего около 300 общин, по самым скромным подсчетам, необходимо 600 млн долларов. Не менее серьезно стоит проблема ирригации. Если в нее постоянно не вкладываться, то мы рискуем потерять сельское хозяйство. Только за последние несколько лет мы вложили в систему орошения 140 млн долларов, и сейчас на стадии реализации - очередная ирригационная программа с ВБ на 40 млн долларов. Часто жалуются по поводу высокого тарифа на оросительную воду - 11 драмов за кубометр. А для того, чтобы довести ее до пользователя, она обходится некоторым общинам в 55.

- Подходит к концу текущий год. Какие нацеленные на социально-экономическое развитие глобальные и локальные проекты удалось реализовать Министерству территориального управления в 2011-м? Насколько эффективно решат они обостряющиеся в марзах проблемы безработицы и миграции?
- Практически все предпринимаемые шаги направлены на улучшение качества жизни, сокращение безработицы и предотвращение миграции. Но среди реализованных в этом году программ особо отмечу две программы по 10 млрд каждая, которые были выделены из госсредств на решение актуальных вопросов в общинах. Программы стали результатом выполнения поручения президента. Во время визитов в марзы к главе государства поступило очень много просьб от жителей сел по поводу тех или иных проблем. Немало обращений скопилось и у премьера, и у меня...

Сейчас реализуется уже вторая 10-миллиардная программа, по итогам которой Министерство территориального управления выступит с предложением реализовать третью аналогичную программу. Первые две оказались очень эффективными: очень много пусть небольших, но проблем сразу нашли свое решение. По численности населения мы распределили деньги и предложили коллегам на местах определить для себя самые актуальные, требующие неотложного решения проблемы. В частности, решилась тянувшаяся из года в год проблема плоских крыш 144 зданий в Шираке, в Армавирском марзе предпочли 80% полученных средств направить на улучшение условий школьных зданий. В целом же средства были направлены на обустройство многоэтажных зданий (крыши, лифты и др.), образовательных учреждений, домов культуры, общинных центров, улиц и территорий общего пользования, ремонт систем водоснабжения (питьевой и ирригационной), газификацию. Так что сейчас можно сказать, что часть злободневных вопросов решена.

“Голос Армении”
Аревик ЧИЛИНГАРЯН
13.12.2011

← Вернуться к списку